Расстановщику на заметку. Если вас называют «шарлатаном»

Расстановщику на заметку. Если вас называют «шарлатаном»

Меня зовут Ищенко Ирина. Я кандидат психологических наук, президент Украинской ассоциации системных расстановок, организатор и руководитель Центра развития человека «MirRa» и Высшей школы психологии, системный семейный психолог-психотерапевт, тренер-супервизор, сертифицированный специалист IAG WISL (Германия) в области семейных, системных и организационных расстановок, а также гипнотерапии Милтона Эриксона, позитивной психотерапии и т.д.

Моя профессиональная самоидентификация полностью состоялась около восьми лет назад, в самих расстановках я уже более 13 лет. Все эти годы время от времени я сталкиваюсь с обвинениями в адрес семейных расстановок и как специалист в данной области знаю не понаслышке, как иногда нелегко достойно выходить из подобных ситуаций.

У меня появилось желание поделиться своим опытом со своими студентами, которые уже так или  иначе встречаются с похожими проблемами. Также эта статья может быть полезна моим коллегам-расстановщикам, тем, кто интересуется расстановками, и нашим оппонентам.

Итак, приступим.
Если вы столкнулись с тем, что вас обвиняют в «шарлатанстве», первое, что необходимо сделать — это определить, с какой целью человек начинает данный диалог, и есть ли у него желание к общению.

Мой опыт показывает, что если с самого начала человек настроен агрессивно, а его позиция и «правота» незыблемы, лучше вежливо позволить ему остаться при своём мнении, иначе велика вероятность, что после такого общения вы захотите принять душ и немного привести в равновесие своё психологическое состояние.

Если в этом диалоге возможно конструктивное общение, выясните, на что конкретно направлена претензия:  лично на вас как на специалиста, на метод расстановок или на то и другое.

Если вопрос стоит о вашем личном признании, то дипломы, сертификаты и свидетельства, подтверждающие профессиональную пригодность и  специализацию, автоматически освобождают вас от необходимости защищать свой мундир.

Если у вашего собеседника есть недоверие или откровенная претензия  к методу, задайте несколько вопросов, чтобы выяснить, с кем вы имеете дело. От этого будет зависеть ваш дальнейший диалог и, возможно, сама модель общения.  Для себя я условно разделила «возмущающихся» на три категории:  дилетанты, «умники» и профессионалы.

Дилетанты – ничего не знающие ни о психологии, ни о психотерапии, но имеющие своё устойчивое мнение относительно того, что это такое. Дилетанты либо что-то слышали о расстановках, либо имеют некий личный опыт участника. Естественно, в нём они или жертва такого же «шарлатана», как и вы, или свидетель других жертв «горе-расстановщиков».

В их арсенале обязательно есть несколько таких примеров, мнения «авторитетных» людей, они слышали, читали, знают… Среди дилетантов часто встречаются акцентуированные личности  экзальтированного, застревающего и циклоидного типов. Они скорее наши клиенты, чем собеседники, но так как сами этого не осознают, то, соответственно, «лечить» их не нужно. С ними не интересно, они  крайне редко способны менять свою точку зрения и отказываться от «своей правоты». С дилетантом можно попытаться спорить, но будьте готовы, что, вероятней всего, ваш разговор будет похож на беседу обвиняющего и виновного, где последняя роль, безусловно, уготована вам.  Диалог в таком ключе невозможен. Если ваши попытки перевести его в продуктивное русло путём встречных вопросов и предоставления аргументов не увенчаются успехом, советую завершить обсуждение данной темы, позволив вашему оппоненту возрадоваться и остаться в своём отношении к данной теме.

«Умники» делятся на два типа: «атеистический» и «орфический» — это представители различных мистических и эзотерических течений. Термин «атеистический» не означает, что человек не верит в бога или исключает наличие чего-то большего, просто он часто употребляет слова «ненаучно», «так не бывает», «где доказательства?», «как вы можете это подтвердить?»… С ним возможен диалог, если вы достаточно хорошо знакомы с последними научными исследованиями в области феноменологии, свойств памяти,  генетики и эпигенетики, квантовой физики, кибернетики, теории систем, нейрофизиологии и прочих смежных наук. Хорошо иметь под рукой или на своём сайте пару-тройку результатов исследований и ссылки на их первоисточники.

«Орфический» тип «умников», как правило, уверяет, что «это не так», «вот так делать нельзя, а так можно», исложность общения может заключаться в том, что вы смотрите на мироустройство через разные системы его описания. В данном общении  достаточно часто возможен компромисс. Постарайтесь найти точки соприкосновения в ваших призмах мировосприятия и выяснить, что человек понимает, используя тот или иной термин, ведь вполне вероятно, что вы говорите об одном и том же, а это значит, что повода для спора нет из-за отсутствия его предмета.

Если у обоих собеседников есть уважение друг к другу и определённая доля терпения и принятия, то диалог с «умником» может приводить к хорошему и продуктивному решению. В моём опыте в первом случае атеист может с изумлением узнать о новейших исследованиях, сотрясающих сейчас весь научный фундамент нашего третьего тысячелетия, а вот у специалистов из различных духовных практикчаще добираем знания мы.

Профессионалы — это наши коллеги из других психотерапевтических направлений. Среди них мы можем  встретить и «атеистических умников» и того, кто воспринимает своё направление как единственно правильное, тогда он в какой-то мере приобретает качества «орфического умника». Будьте готовы к тому, что среди специалистов вы можете встретить дилетантов в области классических направлений системной семейной психологии. В этом случае коллеге просто необходимо почитать работы Ивана Бузормени-Надя,  Сальвадора Минухина, Мюррея Боуэна, иначе ваше общение будет просто невозможным.

Среди профессионалов также есть те, кто видел расстановки, участвовал и «ему не понравилось», он сам помогал человеку, которого травмировали, или, по его утверждению, его коллеги регулярно «переделывают» за нами наши ляпы. Тогда решайте сами, будете вы оправдываться за действия, а возможно, и ошибки другого, или поговорите о расстановках вообще, о том, что делаете вы, и почему ваши клиенты при вас, а не на приёме у нашего брата психотерапевта.

 

Представленный мной материал был структурирован таким образом, чтобы  читатель смог ответить себе на следующие вопросы:

1. Как  психотерапевтическое сообщество относится к методу  системных расстановок?
2. На что опирается в своей работе системный расстановщик? Каковы его фундаментальные знания и опыт предшественников?
3. Расстановщики действительно создали что-то новое или интегрировали опыт других признанных направлений психологии?
4. Генетика утверждает, что психологическое состояние родителей не передаётся через гены. Несмотря на это, системная семейная терапия и расстановки говорят, что травмы прошлых  поколений передаются их детям.  Как вы это объясните?
5. Чтопроисходит во время расстановки? Почему заместители что-то чувствуют? Можно ли это объяснить научно?
6. В чём заслуга Берта Хеллингера? Что же он открыл? Является ли он основателем нового метода?
7. Проводил ли кто-либо официальные исследования эффективности расстановок?

Чтобы ответить на  вопросы, перечисленные выше, давайте в той же последовательности ознакомимся с предложенным материалом.

 

Как  в психотерапевтическом сообществе относятся к методу  системных расстановок?

Профессиональная психотерапевтическая лига признала метод «Системно-феноменологическая терапия и консультирование. Системные расстановки» официальной модальностью психотерапии и консультирования. В этом большая заслуга Михаила Бурняшева, основателя и руководителя ИКСР.

Данный институт сегодня является  самым большим в мире расстановочным институтом.

С 11 сентября 2008 года Европейская ассоциация психотерапевтов подтвердила, что Профессиональная психотерапевтическая лига (ППЛ) является национальной организацией, поддерживающей психотерапевтов России, и что  эта организация является Национальным представителем награды Европейского сертификата по психотерапии.

На что опирается в своей работе системный расстановщик? Каковы его фундаментальные знания и опыт предшественников?

Метод расстановок, прежде всего, является интегративным методом системной семейной психологии и опираетсяв своей основе на знания системной семейной психотерапии.

Карл Людвиг фон Берталанфи был первым, кто применил общую теорию систем к общественным наукам и психологии в 1960-х годах. Это повлекло за собой развитие семейными терапевтами фундаментальной идеи о том, что семья находится во взаимодействии и под влиянием предшествующих поколений и развивается, исходя из единых принципов.

Пионерами семейной  терапии являются  Вирджиния Сатир и Карл Витакер.
Cистемная семейная психотерапия — одна из самых молодых психотерапевтических школ, развивающихся в последнее время. Этот метод возник после Второй Мировой войны и развивался в тесном сотрудничестве с кибернетикой, и в этом его существенное отличие от других психотерапевтических подходов. Человек здесь не является объектом воздействия и клиентом. Клиентом является вся семья, вся семейная система. Именно она – объект психотерапевтического воздействия.

Базовая идея системной семейной психотерапии заключается в том, что семья – это социальная система, т.е. комплекс элементов и их свойств, находящихся в динамических связях и отношениях друг с другом. Семья – это «живой организм, напоминающий скорее пламя, чем кристалл» (Черников А.В., 1997).

 

Ведущие системно-семейные школы:

• Контекстуальная терапия, или системная трансгенерационная психотерапия, геносоциограмма Ивана Бузормени-Надя раскрывает понятие лояльностей внутри родовой системы и их последствия, вводит понятие парентификации и трансгенерационных связей, семейной бухгалтерии и справедливости.

• Системная семейная терапия МюрреяБоуэна, основателя метода генограммы, описывает  семью как совокупность  взаимозависимых элементов, где каждый играет свою роль. Боуэн разработал оригинальную концепцию триангуляции, эмоциональной системы ядерной семьи, проективных процессов, эмоциональных разрывов, установил механизмы межпоколенной передачи  и  разработал собственно метод построения генограмм.

• Структурная семейная терапия Сальвадора Минухина разработала методы краткосрочной терапии, направленных на реконструкцию семейных структур. Минухин ввёл и описал такие понятия, как границы, подсистемы, иерархия. Он обнаружил две общих для проблемных семей модели: одни члены семьи в них «запутаны» хаотичными и неразрывными связями, в то время как другие «выключены», изолированы и кажутся не относящимися к семье.

• Стратегическое направление,  или Гейдельбергская школа (Дж. Хейли, К. Маданес, П. Вацлавик, Л.Хоффман и др.) является наиболее распространенным в настоящее время вариантом системного подхода, который характеризуется активными попытками терапевта сделать членов семьи ответственными друг за друга, встречами с членами семьи отдельно, формированием терапевтических альянсов и применением техник парадоксальной интервенции.

• Миланская модель, созданная Марой Сельвини-Палаццоли, Луиджи Босколо, Джанфранко Чеккином и Джулианой Прата. В ней патологические семьи характеризуются «семейными играми», т.е. стремлениями каждого члена семьи определить отношения с другими в своих собственных терминах. Подобные игры основаны на ошибочном убеждении, что существует возможность осуществлять односторонний контроль над межличностными отношениями. В действительности главное правило игры состоит в том, что выиграть не может никто и никогда, так как систему циркулярных взаимоотношений нельзя контролировать.

• Трансгенерационные связи,  помимо Боуэна и Бузормени-Надя, исследовала Анн Анселин Шутценбергер — французский психолог, психотерапевт и почетный профессор Университета Ниццы, где более двадцати лет она руководила лабораторией социальной и клинической психологии.
Огромной заслугой Шутценбергер являются ее работы по психогенеалогии, особенно известная широкому читателю книга «Синдром предков» (“Aie, mesaieux”). Большое число терапевтов включило в свою практику описанные ею аспекты.

• Винцент де Гольжакутверждает, что история каждого человека вписана в его семейную историю, которая, в свою очередь, включена в историю социальную. Он исследовал динамику формирования человека как субъекта во взаимодействии с его историей, генеалогией и процессами межгенерационных передач, которую определяет более широкий — социальный — контекст. Он показал, каким образом оказывают друг на друга влияние и взаимно усиливаются социальные и психические явления, рассматривая их на примерах семейных тайн, классовой ненависти, социального стыда или зависти.
Его книга «История в наследство. Семейный роман и социальная траектория» стала результатом его размышлений о том, какова связь между индивидуальной историей и историей социальной, о том, в какой мере человек является субъектом, то есть активным действующим лицом, самостоятельно строящим свою жизнь, а в какой — продуктом социальных и психических детерминаций.

• Анна Яковлевна Варга — к.п.н., заведующая кафедрой системной семейной психотерапии Института практической психологии и психоанализа, председатель правления Общества семейных консультантов-психотерапевтов, автор 54 научных и научно-популярных статей и двух монографий, автор книги «Краткий лекционный курс «Введение в системную семейную терапию».

Расстановщики действительно создали что-то новое или же они интегрировали опыт других признанных направлений психологии?

Как уже говорилось ранее, метод системно-феноменологической терапии, консультирования и расстановок является интегративным методом. Кроме системной семейной терапии, он включает в себя несколько других направлений:

• Психодрама Якоба Морено;
• Семейная скульптура Вирджинии Cатир;
• Первичная терапия Артура Янова;
• Cкрипт-анализ Эрика Берна;
• Гипнотерапия Милтона Эриксона;
• Провокативная терапия Фрэнка Фаррелли;
• Отдельное место в расстановочной практике занимает работа с травмами, но, в отличие от классической травматерапии, мы работаем с семейной травмой – событием, которое не было перепрожито в прошлых поколениях. Важно знать, что в мировой травматерапии расстановки — признанный инструмент при работе с травмой! Это заслуга известного психотерапевта Франца Рупперта.

Прошу заметить, что все эти направления, которые и составляют теоретическую основу системных расстановок, возникли задолго до того, как мир услышал имя Берта Хеллингера. Уже до него многие расставляли семью в пространстве с помощью заместителей и воздействовали на систему целиком.

Генетика утверждает, что психологическое состояние родителей не передаётся через гены. Несмотря на это, системная семейная терапия и расстановки говорят, что травмы прошлых  поколений передаются их детям.  Но как такое возможно?
Современная генетика — это быстроразвивающаяся наука о законах наследственности и изменчивости, переживающая глубокие качественные преобразования не только в теоретической сфере, но и в области практического применения. Параллельно ей сейчас развилась другая наука –эпигенетика, которая объясняет ряд явлений в системно-феноменологической терапии. Сфера исследований эпигенетики: изменения в геноме, не затрагивающие последовательность ДНК, влияние стрессов, психотравм и другихфакторов внешнего воздействия на него.

 

Что происходит во время расстановки? Почему заместители что-то чувствуют? Можно ли это объяснить научно?

Расстановка является основным инструментом системно-феноменологической терапии и консультирования. В процессе работы расстановщик предлагает клиенту озвучить свой запрос, ответить на несколько уточняющих вопросов и затем  расставить в пространстве заместителей элементов своей проблемы.

Попадая на системных  местах в определённые роли, заместители описывают свои телесные ощущения, чувства, которые возникают, отношение к другим фигурам, импульсы в теле, иногда мысли. Собирая информацию от заместителей, сопоставляя её с тем, что клиент из этого узнаёт, читая полевые маркеры, расстановщик помогает клиенту разобраться с его вопросами и увидеть, осознать, прочувствовать, соединить то, что было рассоединено, или, наоборот, признать и принять то, что было отвергнуто, чтобы выйти на качественно новый уровень функционирования.

«Основное средство в расстановках — это «замещающее восприятие, восприятие заместителя», базовая человеческая способность постигать и переживать чувства других людей на собственном опыте и «знать» физически и эмоционально чужие переживания, не будучи предварительно информированным о них»  (Альбрехт Мар).

Заместители «считывают»  информацию из своей роли — системного места того, кого они замещают. Они действуют не из ума, а из внутреннего чувства, из импульса, то есть феноменологически.

Феноменология – это направление в философии XX века, определявшее свою задачу как беспредпосылочное описание опыта познающего сознания и выделение в нём сущностных черт. Феноменология, в отличие от когнитивной классической науки — наука описательная, а не объяснительная. Она началась с тезиса Эдмунда Гуссерля (1859 — 1938) «Назад, к самим вещам!», который указывает на необходимость отказаться от построения дедуктивных систем и обратиться  к первичному опыту — опыту познающего сознания, где сознание понимается не как эмпирический предмет изучения психологии, но как «трансцендентальное Я» и «чистое смыслообразование».

Именно так мы читаем расстановку, на каждую систему мы смотрим как на неповторимую и уникальную, ибо каждый человеческий опыт нуждается в уникальном индивидуальном рассмотрении.

В этом отличие  системно-феноменологической терапии и расстановок от тех направлений, которые в зависимости от проблемы предлагают клиенту тот или иной способ её решения.

Расстановщик работает с системой клиента посредством чтения его информационного поля при помощи заместителей. Именно поэтому в нашей терминологии так много терминов, схожих с техническими: система, поле, резонанс, модель, конструкт, «распаковать файл», «заархивировать», линк, связь, вирус.

Понятие информационного,  или морфического (социального) поля ввёл(1981) биолог-теоретик Руперт Шелдрейк. Его открытия о наличии информационных полей подтверждают и другие научные исследования:

• Морфический резонанс;
• Морфическое поле семейных систем;
• Исследования свойств воды Масару Эмото;
• Благодаря квантовой физике было установлено, что микрочастица способна быть волной.
• Принцип неопределенности Гейзенберга объясняет, что частица может быть или частицей или волной в зависимости от наблюдателя и объясняет, почему расстановка может подстраиваться под наблюдателя, и почему важно работать феноменологически и не иметь в голове устойчивой гипотезы относительно проявляющегося в поле.
• Исследованияв области памяти подтвердили, что память находится вне предела мозга человека — в его поле;
• Исследование мозга и нелинейности времени открывает завесу нашему пониманию, почему в расстановках мы приходим к событиям прошлого и видим их так, как если бы они были здесь и сейчас;
• Базовые основы кибернетики в системной семейной терапии;
• Зеркальные нейроны, квантовая физика, морфические поля и семейные расстановки.

 

В чём заслуга Берта Хеллингера? Что он открыл? Является ли он основателем нового метода?

Берт Хеллингер обнаружил феномен замещающего восприятия. Именно это позволяет расстановщику за короткий срок высвободить информацию из клиентского бессознательного, даже если она на осознанном уровне ему не знакома. Хеллингер открыл новый инструмент познания мира, ничего не зная ни о квантовой физике, ни об эпигенетике или кибернетике. Все знания в области системной семейной терапии он почерпнул из расстановочного опыта.

Сегодня мы смело можем расширить базовые понятия устройства родовой системы и семьи в частности. Так, расстановщики учитывают влияние на жизнь человека не только его кровных родственников, но и нерождённых детей, предыдущих партнёров родителей, жертв и агрессоров, тех, кто сильно повлиял на данную систему.

Можно ли считать Берта Хеллингера основателем нового метода? Конечно, да, но он пошёл познавать мир дальше и по сей день идёт своим путём, продолжая дарить миру новые открытия и знания, которые порой далеки от психотерапии. Берт вместе со своей женой Софией  создали собственную школу и направление в познании мира и общедоступной помощи людям.

Представители современных системных расстановок сегодня  позиционируют метод системной семейной терапии и консультирования как отдельный метод психотерапии,  они объединили и интегрировали различные направления психологии, но расстановки являются основным его инструментом.

 

Проводил ли кто-либо официальные исследования эффективности расстановок?

Помимо современных исследований в смежных областях, сейчас во всём мире ведётся изучение действенности метода расстановок, пишутся диссертации, действуют лаборатории. К сожалению, весь этот материал на немецком, английском и французском языках. Но я надеюсь, что в ближайшем времени мы сможем иметь в своём распоряжении и эти данные.

Ниже представлены отчёты об исследованиях на русском языке:
• Катарина Штрезиус. Исследования применения и результатов расстановочной работы;
• Системное исследование. Действенность системных расстановок (перейти)
• Отчёт об исследовании эффективности системных расстановок (Гейдельберг, Германия): перейти
• Вебер Г., Хаузнер Ш. Найти мужество и принять решение. Расстановки при диагнозе «болезнь Крона»

 

Подведём итоги

Системно-феноменологическая терапия и консультирование является новым методом в современной психологии и, как и любой метод, который только рождается, формирует свою концепцию, теоретическую базу и методологию, проходит свои процессы и стадии развития.  Ни одно направление психотерапии не вошло в поле психологии без критики и дискуссий. И мы не исключение. Только время, наш профессионализм  и наши клиенты определяют — быть в будущем методу расстановок или нет, быть в том виде, как он есть, или же емунужно пройти  процесс трансформации и видоизменений.

Среди тех, кто называет себя расстановщиком, есть те, кто потратил несколько лет на своё становление и продолжает заниматься саморазвитием, а есть те, кто решил, что не нуждается в каком-либо признании и дополнительном образовании.  Шарлатаны есть везде, а в новом, интересном и привлекательном деле и подавно, и будем ли мы тратить время на ненужные споры и оправдания за тех, о ком даже не знаем, или направим свои силы на созидание и укрепление того, что строится по крупицам и создаётся тяжёлым трудом, пусть каждый решает сам.

Лично для меня критерием успешности и действенности метода  расстановок являются результаты моих клиентов: их гармоничные семейные отношения,  улучшение здоровья, а то и исцеление тех заболеваний, в лечении которых была потеряна всякая надежда, рождённые детки там, где врачи вынесли свой авторитетный вердикт о невозможности этого, и многое другое.

А нашим клиентам, дабы не  стать жертвой шарлатана, я советую взять  на себя свою часть ответственности: узнайте, какое базовое образование у данного специалиста (оно может быть медицинским, психологическим или педагогическим), где и сколько он учился на расстановщика (а это около 400 часов теории и практики минимум), имеет ли этот специалист подтверждающий документ, как долго он работает, также послушайте отзывы участников его клиентских групп, посмотрите сами на стиль и почерк его работы, и только после этого принимайте решение, готовы вы довериться такому специалисту или нет.

С любовью и уважением,
кандидат психологических наук Ищенко Ирина

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*